Поделиться новостью —

Читайте также

16 Августа 2019

Вера Зелинская: «Но ты – художник. Твердо веруй»

15 Августа 2019

Премьера фильма о Владимире Сорокине - «Сорокин Трип»

14 Августа 2019

«Мальчик русский»: Творческая встреча с режиссером Александром Золотухиным

К списку новостей

На «Ленфильме» снимают «Шпион №1»

04 Февраля 2019

Во Втором павильоне киностудии продолжаются съемки 12-серийной драмы «Шпион №1».

ЦРУ и ФБР разыскивают русского агента среди высших офицеров американской разведки. Отчаявшись вычислить «крота», руководители спецслужб решают «купить» его имя. Для поиска предателя в Россию отправляют эмиссаров. В свою очередь руководство СВР решает направить ЦРУ по ложному пути, подставив спецслужбам своего «предателя». Офицер российской разведки должен бежать на Запад и выдать фальшивые материалы.

Сериал снимается по заказу НТВ.

В павильоне собрали большое количество иномарок и советских автомобилей конца 80-х. Снимается сцена погони. Один из героев сидит в автомобиле, вокруг него растянут хромакей.

Цех декоративно технической службы построил салон самолета, кузов военного грузовика и особенную квартиру. Она была построена только… на половину: пол, стены, двери в половину размера повторяют оригинальный интерьер, в котором снимались ключевые сцены проекта. В павильоне же будет снимать потоп. По сути, это стилизованный бассейн. Камера будет снимать, как ноги актеров идут по полностью затопленной квартире.

В перерыве между сценами нам удалось побеседовать с режиссером Михаилом Барканом.

– Уже начались финальные съемки…

- Здесь в павильоне снимается все, что связано с компьютерной графикой, хромакеями, специально изготовленным реквизитом, декорациями, которые мы вынуждены строить, потому что в реальных интерьерах с их реальными размерами провести съемку практически невозможно. Например, стандартный советский лифт или реальный кунг военного грузовика, где действуют три актера уже не позволяет разместиться группе со всем «железом».

– Расскажите немного о сериале, это детектив?

- Отчасти детектив, но скорее, шпионская драма. Действие разворачивается в переломный момент нашей истории 1991- 1992гг – распад СССР, возникновение новой России. Наши герои работают в одной из зарубежных резидентур первого управления КГБ СССР, которое теперь называется Службой внешней разведки. Это история про людей, про личные взаимоотношения и про человеческую трагедию. Когда драма героев накладывается на драму станы – это всегда интересно. Мы думали, что достаточно убрать КПСС и Железный занавес, и все само устроится. На самом деле, мы не понимали, с чем действительно имеет смысл бороться? В этом и заключается трагедия наших героев: отрицая прошлое, им не на что опереться в настоящем.

Как в любой фильме о разведчиках речь идет и о мужестве, и о предательстве, и о героизме, и о подлости. На мой взгляд, разведка – профессия страшная, требующая невероятного самоотречения. Интересы родины выше личных интересов – для разведчика это альфа и омега. Но если задаться вопросом, что же такое Родина, то может оказаться, что это тоже просто чьи-то личные интересы. И, тем не менее, во имя этих «высших» интересов люди жертвуют своей судьбой, что иногда страшнее, чем пожертвовать жизнью.

– Кто ваши герои?

- Это живые люди. Они вызывают симпатию, отторжение. Они демонстрируют невероятные примеры личного благородства, а в следующую минуту – жестокости и несправедливости. Мы снимаем не глянцевую историю о двухметровых титанах духа с честными глазами и низкорослых кривоногих подлецах: «наших» разведчиках и «их» шпионах, мы разворачиваем историю живых людей со всеми их комплексами, страхами, ошибками. Я не идеалист и понимаю, борьба систем подразумевает борьбу спецслужб. Один из наших героев говорит: «Какие бы радужные отношения не были с Востоком, Западом, да с кем угодно, для спецслужб мира нет – у нас всегда война». Люди, которые живут всегда в состоянии войны, не бывают положительными или отрицательными – они люди войны.

– Помимо павильонных съемок были и натурные?

- Конечно, были обширные натурные съемки, съемки в реальных интерьерах. Они длились более пяти месяцев. Мы снимали на Черноморском побережье, в горах, в пустыне. В России, на Ближнем Востоке и в США.

– Кто из актеров занят в проекте?

- У нас был долгий тяжелый кастинг. В итоге в главных ролях снимаются Иван Стебунов, Сергей Колос и Мария Луговая. Дополняют ансамбль Миша Елисеев, Сергей Барковский, Юрий Цурило, Александр Баргман, Геннадий Смирнов, Руслан Барабанов, Алексей Штукин, Лена Купрашевич, Виктория Малекторович, Алексей Макрецкий, Саша Саюталин, Стас Концевич, Юрий Орлов, Андрей Астраханцев. Много молодых артистов: великолепная московская актриса Арина Постникова и сыгравший главного злодея Микаэль Амирханов. В неожиданном для себя амплуа появляются Андрей Ургант, Павел Баршак.

– Кастинг был тяжелым?

- Я сразу знал, что Сережа Колос сыграет одну из главных ролей, которая писалась специально для него. Я представлял себе, что одну из главных ролей сыграет Сережа Барковский. На большую роль долго и мучительно пробовался Руслан Барабанов из БДТ. В конце концов, победил. Полгода мы искали героиню. Пересмотрели тридцать-сорок «медийных» актрис. И ничего… Пока Виктор Будилов, генеральный продюсер «Гаммы», не посоветовал обратить внимание на Машу Луговую. Она пришла, и все встало на свои места. Ей предстояло сыграть сложный характер. Сексуально притягательная и отталкивающая одновременно. Умная и жестокая, беззащитная и затравленная. Это самая трагичная судьба в нашей истории.

– Чем вам помог «Ленфильм»?

- Во-первых, только на «Ленфильме» есть павильон с хромакеем, куда можно загнать автобус. А у нас целая серия связана с захватом заложников в автобусе летом 1992 года. Во-вторых, здесь изготавливались декорации. К тому же, «Ленфильм» – это свое, родное. При всех сложностях, которые пережила студия, здесь остались специалисты и мастера, которые сделают то, что ты хочешь.

– Как снимали начало девяностых в современном городе?

- Удивительно, но 80-90-е сложнее снять, чем 40-е. Их хорошо помнят. Костюмы можно найти, пусть и с трудом, а вот машины, особенно американские, которые выглядят как новые, чертовский трудно. Есть ещё масса нюансов: талоны техосмотра на лобовом стекле, популярные газеты, хиты, звучавшие по радио, бутылки с лимонадом, кассетные и катушечные магнитофоны, первые компьютеры… К тому же в нашей истории обширная городская география. А город изменился: реклама, стеклопакеты, спутниковые тарелки… От этого надо уходить, либо потом, на постпрдакшне избавляться средствами компьютерной графики.